Russian Глазарий языка@glazslov
Глазарий языка Все важное и неважное о русском языке и русском мире
HashFlare
Information
3 860
members
3.97%
0
publications
N/A
views per week
N/A
views per month
  • 0
    in this channel
  • 0
    from this channel
  • 0
    forwarded channels

:(

No one has rated this channel
Be the first!
Channel statistics
Show
Publications Last 10 publications
November 1, 2018 14:00
КОЛБАСА КАК ЦЕНТР МИРОЗДАНИЯ

Все-таки немцев не просто так называют колбасниками. Колбаса и все, что с ней связано, оставили в их языковой картине мира неизгладимый отпечаток. Ниже только некоторые из существующих пословиц, поговорок и афоризмов, посвященных этому аппетитному предмету.

Was dem einen Wurst, ist dem andern Delikatesse. — Что одному колбаса, то другому деликатес.

In der Not, schmeckt die Wurst auch ohne Brot. — В случае чего колбаса вкусна и без хлеба.

Danach der Mann geraten, wird ihm die Wurst gebraten. — Каков человек, такую ему и колбасу.

Gut ist eine lange Wurst und eine kurze Predigt. — Хорошо когда колбаса длинная, а проповедь короткая.

Brot für die Welt, aber die Wurst bleibt hier! — Хлеб пусть забирает кто хочет, а колбаса останется здесь!

Wie der Gast ist, so wird die Wurst gebraten. — Кто гость, тот и колбасу жарит.

Man sieht der Wurst nicht an, ob sie versalzen ist. — Пока колбасу не пересолишь, ее никто и не заметит.

Die Welt ist denen wurst, die dicke Scheiben davon abschneiden. — Мир прекрасен, как колбаса, для тех, кто отрезает от него большими ломтями.

Es nimmt kein Schlachter dem andern eine Wurst ab. — Чтобы порезать колбасу, мясник не нужен.

Wo's um die Wurst geht, braucht man keine Würstchen. — Когда речь идет о колбасе, никому не нужны маленькие сосисочки.

Wenn's um die Wurst geht, muss man Schwein haben. — Чтобы получить колбасу, надо обзавестись свиньей.

Wenn es um die Wurst geht, vergißt niemand das Messer. — Когда дело доходит до колбасы, никто не забывает нож.

Des Brot ich eß', nach dessen Wurst ich schiele. — Ем хлеб, а на колбасу заглядываюсь.

Es ist äußerste Undankbarkeit, wenn die Wurst das Schwein ein Schwein nennt. — Ужасная неблагодарность со стороны колбасы называть свинью свиньей.

Wenn du haderst um ein Schwein, nimm eine Wurst und laß es sein. — Если у тебя вышла размолвка со свиньей, сделай колбасу, а она пусть делает, что хочет.

Prozeß: Eine Maschine, in die man als Schwein hineingeht, um als Wurst wieder herauszukommen. — Судебный процесс — это такое устройство, в которое человек попадает в качестве свиньи, а выходит наружу в виде колбасы.

Wurst ist eine Götterspeise. Denn nur Gott weiß, was drin ist. — Колбаса — это пища богов. Потому что только бог знает, что у нее внутри.

Eine verwelkte Blume und eine verschrumpfte Wurst haben einander nichts vorzuwerfen. — Увядшему цветку и скукожившейся колбасе нечего друг с другом делить.

Jetzt geht es nicht um Bananen — jetzt geht es um die Wurst. — Речь-то теперь не о каких-то бананах, а о самой колбасе.

Jedes Ding hat ein Ende. Nur die Wurst hat zwei! — У всего есть конец. И только у колбасы их два!

Das Jahr ist immer länger als die Wurst. — Год всегда длиннее колбасы.

Der Pessimist sieht an der Wurst nur das Traurige — die zwei Zipfel. — Пессимист видит в колбасе лишь печальное — ее два конца.

Wenn die Wurst so dick ist wie das Brot, darf das Brot so dick sein wie es will. — При условии что колбаса такой же толщины, что и хлеб, сам хлеб может быть каким угодно толстым.

Je weniger die Leute davon wissen, wie Würste und Gesetze gemacht werden, desto besser schlafen sie. — Чем меньше люди знают, как делаются колбасы и законы, тем лучше они спят.

Der Tod wandelt oft Haß in Liebe. So kann man gegen Schweine eine Aversion haben und Würste recht gern essen. — После смерти ненависть часто оборачивается любовью. Так, человек может испытывать неприязнь к свинье, но охотно есть колбасу.

Brätst du mir die Wurst, so lösch ich dir den Durst. — Ты пожаришь мне колбасу, а я утолю твою жажду.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 31, 2018 16:00
НЕСКОЛЬКО ИДЕЙ КОСТЮМОВ НА ХЭЛЛОУИН ДЛЯ ФИЛОЛОГОВ

1. Костюм человека, подделавшего «Слово о полку Игореве». Атрибуты: стрикусы, хиновы, могуты, татраны, шелбиры, топчаки, ревуги, ольберы, шереширы, папорзи (изготавливаются любой формы и из любого доступного материала, раскрашиваются по вкусу). На голове закрепляется мысь — белка в состоянии глубокой задумчивости. К костюму прилагается старый порванный баян, на котором нужно время от времени пытаться что-то играть. При упоминании имени академика Зализняка из встроенного в костюм динамика должен раздаваться раскатистый гортанный хохот.

2. Костюм носителя языка, в котором нет гласных или согласных звуков. Атрибуты: любые предметы экзотического вида в любых сочетаниях (например, связки бананов на поясе, ожерелье из зубов, пальмовые листья, обглоданные кости, большие покрытые густыми волосами голые ступни, боевая раскраска и т. п.). Важнейшим условием успеха костюма является сопровождающее его речевое поведение: необходимо общаться с собравшимися, используя произвольные сочетания только гласных или только согласных — в зависимости от вашего выбора — звуков. Так, взяв за основу фонетическую базу русского языка, вы можете спродуцировать следующее высказывание: БСЛТНЙ ЙЗКВЙ НВРСЛ ПЛНЙ ЧШ.

3. Костюм лингвиста Ноама Хомского с приспособлением для усвоения языка (language acquisition device) вместо головы. Атрибуты: джинсы, мешковатый свитер крупной вязки, а также сложное приспособление на голове, закрывающее ее всю и состоящее из кучи переплетенных проводов, искрящих и дымящихся микросхем, рубильников, мигающих лампочек и справочника Д. Э. Розенталя по языку долакха-невар (практически неотличимого от справочника по русскому языку). Для большего эффекта рекомендуется перебивать любого говорящего на полуслове, громко жаловаться на ущербность и недостаточность инпута, после чего разражаться получасовыми тирадами о крахе капиталистического строя и бесчеловечности демократии.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 30, 2018 12:00
ПО ИМЕНИ ЖАННА

Некогда Лев Успенский трогательно удивлялся: «В одной из грамот конца XVI века мне встретилась такая примерно удостоверительная помета: "А к сей росписи руку приложили Ивашко Кузнецов, да Ивашко Зыбин, да Глупой, Борисов сын Перепел, да погоста Микифорова дьячок Игнатий Велосипедов..." Я остолбенел от неожиданности. Как? В XVI столетии, за четыре века до нашего времени, во дни царя Бориса Годунова или еще раньше, жил на Руси, в глухом погосте Микифоровке человек, носивший фамилию Велосипедов?! Но ведь это же значит, ... что его отца или деда звали "Велосипед"».

Сравнимое по силе впечатление произвела на нас встреча с английским словом stewardess 'стюардесса' в тексте 1631 года: «O variable fortune … thou Ministresse and high Stewardesse of all temporal happinesse». Ведь, строго говоря, если разум может смириться с теоретической возможностью изобретения велосипеда на Руси, в глухом погосте Микифоровке, то наличие самолетов в Англии XVII века кажется чем-то вопиющим.

Увы, в жизни нет места чуду — по крайней мере, в полнощных странах. Stewardess — это изначально всего лишь 'служанка'.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 29, 2018 09:00
ПРОГРАММА ГЕНДЕРНЫХ РЕФОРМ

Споры о русском гендерном языковом неравенстве протекают в удручающе однообразном ключе. Все сводится так или иначе к вопросу о том, считают ли участники дискуссии допустимым образование слов женского рода для обозначения профессиональных и социальных ролей: «авторка», «корректорка», «инженерка», «президентша», «майорша», «филологиня», «культурологиня» и проч.

Нам кажется, что вызывающий столько нелепых дебатов лексический путь решения проблемы — тупиковый. Например, английский язык прошел его еще в XII–XIV веках, когда, во-первых, из французского было заимствовано множество слов с соответствующими аффиксами (countess, hostess, abbess, lioness, mistress, arbitress, enchantress, devouress, sorceress, duchess, princess, conqueress, paintress), а во-вторых, по аналогии с ними словообразовательным инновациям подверглись некоторые слова иного, в том числе германского, происхождения (adulteress, authoress, murderess, goddess, dwelleress, sleeresse).

Английская пишущая публика, подобно некоторым нашим современникам (хотя и на сотни лет раньше), тоже изощрялась в порождении огромного количества «феминитивов»: martyress, doctress, buildress, widowess, creditress, gardeneress, tailoress, farmeress, vinteress, auditress, philosophess, professoress, chiefess, editress, writeress, hostess, authoress, poetess, heiress, sculptress — и что же? В подавляющем большинстве все эти реально существовашие слова сейчас — замшелая древность, никому не нужный хлам.

Что же предлагаем мы для обеспечения гендерного равноправия в русском языке? Очень простую граммар-программу из трех пунктов:

1. Переименование трех грамматических родов по аналогии с тремя склонениями: вместо «женского» — «первый род», вместо «мужского» — «второй род», вместо «среднего» — «третий род».

2. Отнесение всех существительных, обозначающих лиц по виду деятельности, к общему роду: «автора», «врача», «председателя», «космонавта», «программиста», «философа», «профессора» — по аналогии с «невежа», «неряха», «обжора», «умница» и проч.

3. Запрет на согласование в роде подлежащего и сказуемого предложения (в случае если сказуемое выражено глаголом в форме прошедшего времени, испольуется основа прошедшего времени: «Мертвый президента попа в рай»).

Задать вопрос @UchenyjBot
October 27, 2018 09:00
ВСЕ, КАК У ЛЮДЕЙ

Поведение слов во многом похоже на поведение людей. Те же манеры, те же привычки, те же странности. Взять хоть для примера слова, скажем так, много о себе возомнившие, то есть развившие дополнительные значения на основе метафорического переноса.

Замечали ли вы, как стесняются, как брезгуют они появляться в обществе слов, которые бы указывали на их истинное происхождение? Как бегут этой, казалось бы, столь естественной для них компании? И к какой всеобщей неловкости, даже скандалезности приводит их всякая случайная встреча.

Вот, например, глагол «вынырнуть» и его второе значение 'внезапно появиться, показаться'. Если верить словарям, ничто не запрещает употребить этот глагол в следующем контексте: «Он вынырнул в привокзальном туалете». Но фи! Какие ужасные ассоциации! Какой мезальянс! Или еще глагол с похожим значеним — «нарисоваться». Неплохой глагол, образный. Но попробуйте сказать: «Она нарисовалась в художественной школе» — не правда ли, ощущение точь-в-точь такое, будто кто-то рыгнул в приличном обществе?

Впрочем, время сглаживает всё. Старые связи забываются, новые дороги расходятся, и никто больше не чувствует неловкости при встрече с фразой «Их восхитил подъемный кран».

Задать вопрос @UchenyjBot
October 26, 2018 11:00
СПРАШИВАЕМ И ОТВЕЧАЕМ

Вопрос: О каком майоре говорил издатель и переводчик Илья Копиевский в 1699 г.: «Урса майор сиречь воз большой»?

Ответ: Он говорил о созвездии Большая Медведица (лат. ursa major), которое в народном языке называлось «Воз» или «Лось». Названия «Большая Медведица» и «Малая Медведица» закрепились в русском языке в XVIII веке в результате перевода с латинского.

Вопрос: Каких чудищ описывает М. В. Ломоносов: «Бородатые, иногда с хвостом, иногда волосатые»?

Ответ: Он пишет о кометах. Кометы называли в русских летописях «звезды с хвостом», в греческом и латинском они назывались 'волосатыми звездами'. Отсюда — «комета», буквально с греческого «волосатая».

Вопрос: «На верхах гор дожди, мгла и снег часто бывают, егда в ближайших юдолях аер тих есть без сицевых метеоров» (1718) — какие термины надо заменить при переводе на современный русский язык?

Ответ: Вы, безусловно, замените «юдоль» на «долину», «аер» на «воздух», «метеоры» на «метеорологические явления». Но нужно еще заменить «мглу» на «туман». Названия основных метеорологических явлений (ветер, дождь, гроза, снег, метель, град, гололед, иней, роса) древние. Исключение — слова «туман» и «радуга». В русском научном языке оба эти слова закрепляются только в XVIII веке. До этого ‘туман’ называли «мглой», а ‘радугу’ — «дугой». В поэзии оба слова впервые употребил Ломоносов.

Вопрос: Название какого античного черноморского города могло в начале XVIII века употребляться как нарицательное имя?

Ответ: «Херсонес». В русской допетровской географии не было названия для такого явления, как полуостров. Выдающиеся в море участки суши называли «мыс» или «нос», но это необязательно был полуостров в географическом смысле. Прежде чем в русском географическом языке XVIII века появилось и закрепилось слово «полуостров», использовались соответствующие латинское или греческое слова. А «херсонес» по-гречески и есть ‘полуостров’.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 25, 2018 16:00
«МАЙЕВТИКА» ОТ СЛОВА «МАЯТЬСЯ»

Майевтика — удивительный способ обучения, который был изобретен еще в V веке до нашей эры. Сократ полагал, что для того, чтобы человек узнал истину, его не нужно ничему учить, требуется только помочь ему наводящими вопросами. Предлагаем вам, дорогие читатели, убедиться, что сократовские методы за прошедшие тысячелетия ничуть не потеряли актуальность и могут быть с успехом использованы в любой сфере научного знания.

Сократ. Позови-ка мне из твоей многочисленной челяди кого-нибудь одного, кого хочешь, чтобы я на нем мог тебе все показать.

Менон. С удовольствием. Эй, раб, подойди-ка сюда!

Сократ. А теперь внимательно смотри, что будет: сам ли он станет вспоминать или научится от меня. Говори мне, мальчик: утверждаешь ли, что лабильные глаголы делятся на А-лабильные и Р-лабильные и что А-лабильный глагол в обоих употреблениях — переходном и непереходном — имеет актант-агенс, тогда как Р-лабильный глагол в обоих употреблениях имеет актант-пациенс.

Мальчик. Мне кажется.

Сократ. И ты говоришь еще, что А-лабильные глаголы делятся на два типа: употребляющиеся без пациенса и с изменением маркирования пациенса?

Мальчик. Конечно.

Сократ. Что же называешь ты глаголами с изменением маркирования пациенса? Не те ли глаголы, при переходном употреблении которых пациенс выступает в винительном падеже, а при непереходном — в другом падеже или в предложной конструкции?

Мальчик. Как же иначе?

Сократ. Но в этой категории не восемь ли типов варьирования в маркировании объекта: 1) винительный vs. творительный vs. родительный; 2) винительный vs. творительный, с меной маркирования другого актанта; 3) винительный vs. творительный, с ограничением на творительный; 4) винительный vs. творительный с вариативностью, обусловленной коммуникативными факторами; 5) винительный vs. родительный; 6) винительный vs. предлоги «о», «про»; 7) винительный vs. дательный; 8) винительный vs. предлог «на»?

Мальчик. Ясно, Сократ, что восемь.

Сократ. Пусть. А к P-лабильным глаголам не относятся ли глаголы перемещения жидкости и сыпучих веществ?

Мальчик. Правда.

Сократ. А глаголы направленного движения?

Мальчик. Да.

Сократ. Хорошо; отвечай же, что тебе кажется, и говори: не примыкает ли к P-лабильности употребление в разговорном языке в качестве языковой игры некоторых непереходных глаголы в качестве переходных?

Мальчик. Кажется, так.

Сократ. Попытайся же сказать, осознаются ли при этом некоторые частотные окказиональные переходные употребления, тем не менее, как языковая игра, хотя некоторые из них существуют в языке давно и зафиксированы словарями, пусть и в качестве ненормативных?

Мальчик. Но клянусь Зевсом, Сократ, что не знаю.

Сократ. Замечаешь ли, Менон, до какой степени воспоминания наконец дойдено? Он и прежде конечно не знал, равно как и теперь не знает: но тогда был по крайней мере уверен, что знает, — смело отвечал, как человек знающий, и не думал сомневаться; напротив теперь уже считает нужным сомнение и, так как не знает, то и уверен в своем незнании.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 24, 2018 17:00
НА СЛУЖБЕ ЯЗЫКА

Если бы вас спросили: какие части речи подходят под определение «аристократы языка» — вы бы наверняка в первую очередь вспомнили что-нибудь из следующего: существительное, прилагательное, глагол... Между тем гораздо больше на эту роль подходят предлоги, союзы и частицы, пренебрежительно называемые служебными, несамостоятельными, неосновными частями речи.

Во-первых, знаменательные части речи охватывают бóльшую часть слов — по некоторым подсчетам, не менее 75 % (с учетом местоимений) в национальном корпусе русского языка. Аристократия же по сути своей — власть меньшинства.

Во-вторых, привилегированные классы — это всегда исторически служилые классы, то есть группы, обязанные нести службу на благо государства или зарекомендовавшие себя ее несением в прошлом. С этой точки зрения, аристократический статус предлогов и союзов неоспорим: на протяжении всей своей истории они верой и правдой обеспечивали синтаксическую связность предложений и способствовали выражению тех или иных вспомогательных значений.

В-третьих, нельзя забывать, что именно служебные части речи представляют собой непополняемый класс, своего рода закрытый клуб, в который ни при каких условиях не могут проникнуть вульгарные нувориши, вроде «мерч», «лайтовый» или «ксерить».

Задать вопрос @UchenyjBot
October 23, 2018 13:00
НЕПРЕДСКАЗУЕМАЯ СУДЬБА ЯЗЫКОВ ПАПУА — НОВОЙ ГВИНЕИ

Все интересующиеся лингвистикой считают, что количество языков в мире сокращается. Это, однако, не так. Скорее процесс изменения количества мировых языков следует охарактеризовать как подверженный сильной волатильности. По крайней мере, такой вывод можно сделать из анализа посвященных языкам Папуа — Новой Гвинеи публикаций в отечественном научно-популярном издании «Наука и жизнь».

«Самой многоязычной страной мира является Папуа ― Новая Гвинея, местное население говорит на 820 языках». («Наука и жизнь», 2006)

«Две страны с наибольшим разнообразием языков, которыми пользуется местное население, это Папуа — Новая Гвинея (более 850 языков) и Индонезия (около 670)». («Наука и жизнь», 2007)

«Страна с наибольшим количеством языков ― Папуа — Новая Гвинея (государство в Океании, занимающее часть Новой Гвинеи и соседние острова). Население говорит примерно на 500 разных языках, что составляет около 10 % от общего числа языков в мире. («Наука и жизнь», 2008).

«Самый густонаселенный языками район мира — Папуа — Новая Гвинея, где на площади меньше Украины живут 6 миллионов человек, говорящих на 800–1000 языках. Это около 15 % всех языков мира». («Наука и жизнь», 2013).

Впрочем, вполне возможно, что вывод из этого можно сделать и кое-какой другой.

Задать вопрос @UchenyjBot
October 19, 2018 12:00
ТРИ ШАГА НА ПУТИ К СПАСЕНИЮ РУССКОГО ЯЗЫКА

Спасение русского языка — это не только борьба с заимствованиями. Лексический состав языка как раз его очень подвижная и поверхностная часть. Гораздо хуже, когда складывавшиеся веками законы русского языка нарушаются на глубинном, грамматическом, уровне. Русский язык — язык с богатой морфологией, то есть с очень развитым изменением слов. Почти каждое знаменательное русское слово предстает перед нами, варьируя форму, создавая непередаваемое ощущение разнообразия и щедрости жизни. К сожалению, эта важная особенность русского языка находится под серьезной угрозой: количество неизменяемых слов в нем непрерывно увеличивается. Ниже предлагаются некоторые меры, которые не позволят русскому языку утратить свой исконный грамматический облик.

1. Начать надо с малого. Надо закрепить в норме употребление изменяемых притяжательных местоимений «евоный», «ейный», «ихний». Это абсолютно естественные для русского языка слова, поддержанные народной речью. Мы тем самым восстановим грамматическую логику и стройность: «мой» — «твой» — «евоный», «наши» — «ваши»— «ихние». Местоимения будут согласовываться, как и положено, в роде, числе, падеже; неизменяемые обрубки «его», «ее», «их», которые сейчас употребляются на их месте, постепенно уйдут в прошлое как противоречащие грамматическим законам русского языка. В силу высокой частотности этих слов это будет важная символическая победа.

2. Склонение составных количественных числительных полностью уже не спасти. Только сумасшедший сейчас может непринужденно выдать что-нибудь вроде «восьмьюстами пятьюдесятью семью». К чему это приводит? Люди во избежание этой мороки употребляют составные количественные числительные только в позициях именительного и винительного падежей — там, где их не надо склонять. Суживается грамматический репертуар речи, блекнет и сохнет грамматическое древо. Что делать? Надо разрешить в составных количественных числительных склонять только последнее слово — как это происходит в порядковых числительных. То есть разрешить в творительном падеже говорить «восемьсот пятьдесят семью» (ср. так же в склонении порядковых числительных: «восемьсот пятьдесят седьмым»). Простые числительные все-таки до сих пор склоняют, и эта мера вдохнет новую жизнь в морфологию русских числительных.

3. Наконец самое трудное — несклоняемые существительные. Их не было в русском языке вплоть до XIX века, затем они потихоньку стали появляться и лавиной обрушились на наш язык в XX веке. Поток этот только набирает силу, подминая под себя всю естественную живость и гибкость русского именного склонения. «Кофе доволен» — это разве по-русски? Что это вообще значит? Насколько естественнее «кофем доволен»! «Леди одобрено» — а это что? Ведь смыслу русской морфологии отвечает что-то типа «ледью одобрено» или «ледями одобрено». В общем, слова, которые по форме совпадают с начальной формой русских существительных («кофе» как «море», «табло» как «окно» и т. п.), надо просто разрешить склонять по соответствующим образцам. А другие подгонять по форме к русским — «виски» пусть будет закреплено в словарях как «виска», «какаду» как «какадуй» и т. п. И склонять, склонять, склонять.

Морис Видецкий, грамматист,
специально для «Глазария языка»

Задать вопрос @UchenyjBot
Publications of channel
Go to full channel publications archive
Get it on Google Play